Главная » Митрополит » Интервью » Преемник нового курса (интервью газете НГ-РЕЛИГИИ; 2005 г.)

Преемник нового курса (интервью газете НГ-РЕЛИГИИ; 2005 г.)

Поиск

Предстоящие события

Ваше Высокопреосвященство, были ли вы готовы к тому, что Церковный Собор именно вас изберет Предстоятелем Русской Православной Старообрядческой Церкви? Что вы в первую очередь собираетесь предпринять в качестве главы Церкви?
— Как и другие епископы нашей Церкви, я был одним из кандидатов на Московский престол, но по сравнению с другими не имел долговременного опыта святительского служения. Наш старейший архиерей — архиепископ Костромской и Ярославский Иоанн — в прошлом году отметил 50 лет своего епископского служения, а я был рукоположен в сан епископа лишь весной этого года.
Поэтому итог голосования стал для многих, в том числе и для меня, неожиданностью. Подчиняясь воле Собора, я принял избрание меня Митрополитом Московским и всея Руси с надеждой, что Господь не оставит меня без Своей помощи.
Что касается первоочередных дел, то я бы хотел в ближайшем будущем встретиться для знакомства и обсуждения совместных вопросов со своим собратом, Митрополитом Белокриницким Леонтием, главой старообрядцев, проживающих в странах Европы, Америке, Канаде и Австралии, а также лично познакомиться с епархиями и приходами нашей Церкви.
— Будете ли вы сторонником продолжения движения Старообрядческой Церкви к большей открытости, к полноценному участию Церкви в жизни страны?
— Конечно, ибо диалог Церкви и общества необходим обеим сторонам. Если этого диалога не было, то лишь потому, что нам, старообрядцам, почти 300 лет зажимали рот. Сегодня Старообрядческая Церковь в России чувствует себя свободнее и готова принять посильное духовное попечение о судьбах нашего народа в наступившем новом столетии. Русскому народу сегодня приходится нелегко, и его будущее тревожит душу. Предав забвению свои традиции, он утратил нравственные ориентиры, стал копировать чужие образы. Как заблудший сын, он должен вернуться в отчий дом.
Сегодня старообрядчество сумело сохранить подлинные традиции древней русской духовности и донести их живыми до нашего времени. Мы надеемся, что возвращение этих традиций поможет восстановить духовные, нравственные устои в семье и обществе.
— Каким вам видится будущее Старообрядческой Церкви в динамично развивающемся современном мире? Как вы считаете, должны ли СМИ, да и российское общество в целом, уделять больше внимания жизни староверов? Необходимо ли Старообрядческой Церкви стремиться к формированию определенного имиджа в информационном пространстве России?
— Не заглядывая далеко в будущее, скажу, что старая нереформированная православная вера вряд ли в сегодняшней России станет массовой. Широкий путь не для истинных христиан. Но влияние, которое истинная Церковь своим словом и примером может оказывать на общество, достаточно велико.
У Старообрядческой Церкви есть свои взгляды на происходящие в стране события, свое видение путей развития общества. И мы хотели бы быть услышанными и понятыми. Но есть грань, которую Церковь в общении со СМИ переходить не должна. Мельтешение на страницах газет и на экранах телевизоров может привести к обесцениванию духовного авторитета Церкви в глазах людей. Поэтому слово Церкви должно быть ответственным и нелицеприятным.
— Какие вопросы внешней и внутренней жизни Церкви вы могли бы назвать наиболее актуальными и насущными на сегодняшний день?
— В области внешних церковных контактов хотелось бы выделить главные направления: дальнейшее выстраивание отношений с государством, с другими традиционными религиозными организациями в России, но прежде всего развитие диалога между старообрядцами различных взглядов и направлений.
В церковной жизни важно сохранять мирный дух, в котором происходят созидательные процессы: создание новых общин, образовательных и просветительских центров, развитие благотворительности, духовный рост верующих.
— Нет ли какой-либо опасности для развития Старообрядческой Церкви в начатом митрополитом Андрианом диалоге с государством? Насколько необходим этот диалог для Церкви и готова ли, по вашему мнению, сама власть к этому диалогу?
— Опасность появляется там, где нарушена мера. Митрополит Андриан в непростых условиях старался найти верную интонацию в диалоге с государством. Опасность же может заключаться в том, что, чрезмерно сближаясь с государством, Церковь может быть вынуждена приглушать голос своей совести, закрывать глаза на греховные дела во власти сущих, а иногда и оправдывать их ошибки.
Долгий исторический путь привел наших отцов к осознанию того, что отношения государства и Церкви должны строиться в условиях свободы вероисповедания, сбалансированного законодательства, а также равноудаленности всех конфессий от государственной власти.
— Как вы считаете, должен ли оставаться неизменным курс на диалог старообрядчества с Русской Православной Церковью, начатый митрополитом Андрианом? Есть ли уже какие-то положительные результаты этих контактов? Существуют ли важные нерешенные вопросы в межцерковном диалоге?
— Мы хотели бы продолжать контактировать с представителями Московской Патриархии по вопросам, которые представляют взаимный интерес. Одной из предпосылок к продолжению контактов как раз и является наличие большого числа нерешенных вопросов. Возможно, в их разрешении поможет деятельность недавно созданной при Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата Комиссии по взаимоотношениям со старообрядчеством.
 Александр Петров
"НГ-РЕЛИГИИ", 2 ноября 2005 г.