О создании монастыря. Первое чудо

Предстоящие события

Новгородский епископ Никита послал за посадниками, за Иваном и  Прокопием, за Ивановыми подсадничьими детьми и повелел им: «Дети мои, послушайте меня. Есть в вашем краю сельцо вблизи от города, называемое Волховское. На том месте по воле Бога и Пречистой Богородицы будет воздвигнут храм Пречистой Богородицы, честного и славного ее Рожества. Устроится святая обитель трудами благоговейного инока Антония. Монахи, поселившиеся там, будут воссылать молитвы к Богу о спасении душ ваших, и будет воздано поминовение родителям вашим». Посадники с расположением выслушали святителя и отмерили земли под церковь и под монастырь — на все стороны по пятидесяти сажень. И повелел епископ Никита возвести малую деревянную церковь, и освятил ее. Рядом с Божиим храмом была поставлена одна келейка для прибежища монахов.

 

Через год после прихода преподобного рыбаки вели лов вблизи от его камня, но трудившись всю ночь ничего не поймали.  Изнемогли они от трудов, и вытащив свои сети на берег, пребывали в глубокой печали. Преподобный, окончив молитву, пошел к рыбакам и сказал им: «Детки мои, узнайте милость Божию, есть у меня только слиток серебра в гривну, и эту гривну я отдаю вам, — послушайтесь моего ничтожества, забросьте свои сети в эту великую реку Волхов, и, если что поймаете, то это будет на потребу монастырю и храму Пречистой Богородицы». Они же не хотели этого сделать и сказали в ответ: «Мы трудились всю ночь и ничего не поймали, только изнемогли». Преподобный настойчиво просил их, чтобы они его послушали. Наконец, вняв мольбам преподобного,  рыбаки забросили сети в реку Волхов и молитвами святого вытащили на берег такое великое множество крупных рыб, что едва не порвали сети. Еще они извлекли деревянный сосуд, то есть бочку, окованную со всех сторон железными обручами. Преподобный старец благословил рыбаков и сказал: «Детки мои, узнайте милость Божию, как Бог печется о рабах своих; я же вас благословляю и отдаю вам рыбу, себе же беру сосуд, то есть окованную бочку, поскольку Бог вручил ее мне на построение монастыря».

 

Ненавистник же всего доброго дьявол, желая сделать преподобному пакость, поразил и ожесточил лукавством сердца  рыбаков.  Они захотели взять бочку себе, а рыбу отдать преподобному. И громкими голосами говорили они старцу: «Это мы нанялись у тебя ловить рыбу, а бочка-то наша»; да еще и грубыми словами оскорбляли и упрекали святого. Он же сказал в ответ: «Господа мои, об этом у меня с вами нет никакого спора, пойдемте в город и расскажем городским судьям, судья поставлен от Бога, чтобы судить людей Божиих».

Рыбакам понравился совет преподобного, они положили бочку в свою лодку, взяли преподобного, а когда достигли города, то предстали перед судьями. На суде Антоний  изрек: «Эти рыбаки трудились всю ночь, но ничего не поймали и изнемогли от трудов. А я долго просил их, чтобы они нанялись ко мне за плату в серебряную гривну и еще раз закинули сеть. Но они не хотели послушаться меня, и, с трудом повиновавшись нашему ничтожеству, взяв гривну, забросили свои сети. Кроме множества пойманной рыбы, они  вытащили еще и сосуд, то есть эту бочку. Я уступил им рыбу, сказав: Эту бочку вручил мне Бог на благоустроение и благоукрашение монастыря Пречистой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии». Они же отдали мне рыбу, а бочку взяли себе».

Судьи спросили рыбаков: «Скажите нам, так ли было, как сказал этот старец?» Они ответили: «Мы нанялись ловить рыбу, рыбу мы отдаем ему, а бочка-то наша, потому что мы спрятали ее в воду, чтобы сохранить для себя».

Старец же сказал: «Господа мои, спросите этих рыбаков, что у них положено в этой бочке?» Рыбаки не знали, что на это ответить. А преподобный сказал: «Это бочка нашего ничтожества, она предана морской воде в Риме нашими грешными руками, а положены в эту бочку церковные сосуды, золотые и серебряные, и хрустальные чаши, и потиры и блюда, и много другого из священных церковных вещей. Также в этой бочке золото и серебро из имущества моих родителей. Это сокровище погружено в море с той целью, чтобы  священные сосуды не осквернилось от богомерзких еретиков латинян, от их опресночных, бесквасных  бесовских жертв. Подписи же на сосудах находящихся в бочке сделаны на латинском языке».

Судьи приказали бочку разбить, и все оказалось, как говорил преподобный. И отдали бочку преподобному, и отпустили его с миром. Никто больше не посмел спрашивать с него, а рыбаки ушли посрамленными.

Преподобный Антоний пошел к святителю Никите, радуясь и прославляя Бога за обретение бочки, и рассказал все святителю. Святитель воздал за это хвалу Спасителю и, рассудив благоразумным своим умом, сказал: «Преподобный Антоний, однажды Господь избрал тебя для того чтобы ты приплыл на камне из Рима и, спасаясь в Великом Новгороде основал здесь обитель.  Ныне же, еще и  бочку, спущенную на воду в Риме, вручил тебе, чтобы ты воздвиг уже не деревянную, а каменную церковь Пречистой Богородицы, а также устроил все необходимое в монастыре».

Преподобный Антоний поместил свои сокровища на хранение в святительскую ризницу, а сам получил благословение у святителя на начало строительства обители.  Он купил  у новгородских посадников землю около монастыря вместе с живущими на этой земле людьми до скончания века, пока Божьим промыслом стоит вселенная. Купил он и рыбные ловли при великой реке Волхове на потребу монастырю, определив их пределы и закрепив их письменно. На этой земле стал он трудиться, не переставая весь день, прилагая труды к трудам. Ночью святой пребывал без сна, стоя на камне и молясь.

Великий князь Мстислав и святитель Никита,  все старейшины этого города и простые  люди видя  богоподобное ангельское житие Антония стали почитать старца и просить его святых молитв.  Однако тайны его чудесного путешествия не знал никто, кроме епископа Никиты. Тем временем стала собираться братия к преподобному, а он с любовью принимал их. Среди первых жителей обители был списатель жития преподобного  священноинок Андрея. Бог сподобил его воспринять ангельский образ в этой обители, и был он в послушании и в учении у преподобного