Главная » Библиотека » Нестарообрядцы о старообрядчестве » А.И. Солженицын (из послания Третьему Cобору Зарубежной Русской Церкви)

А.И. Солженицын (из послания Третьему Cобору Зарубежной Русской Церкви)

Предстоящие события

    Видеозаписи

    • Освященный Собор 2016 г.
    • Презентация сборника «Русское старообрядчество» в Доме русского зарубежья

    «Я осмелюсь остановить внимание собравшихся еще на
    другом — дальнем, трехсотлетнем грехе нашей Русской Церкви, я осмеливаюсь
    полнозвучно повторить это слово — грехе, еще чтоб избегнуть употребить более
    тяжкое, — грехе, в котором Церковь наша — и весь православный народ! — никогда
    не раскаялись, а, значит, грехе, тяготевшем над нами в 17-м году, тяготеющем
    поныне и, по пониманию нашей веры, могущим быть причиною кары Божьей над нами,
    неизбытой причиною постигших нас бед.

    Я имею в виду, конечно, русскую инквизицию: потеснение и разгром устоявшегося
    древнего благочестия, угнетение и расправу над 12-ю миллионами наших братьев,
    единоверцев и соотечественников, жестокие пытки для них, вырывание языков,
    клещи, дыбы, огонь и смерть, лишение храмов, изгнание за тысячи верст и далеко
    на чужбину — их, никогда не взбунтовавшихся, никогда не поднявших в ответ
    оружия, стойких, верных древлеправославных христиан, их, кого я не только не
    назову раскольниками, но даже и старообрядцами остерегусь, ибо и мы, остальные,
    тотчас выставимся тогда всего лишь новообрядцами. За одно то, что они не имели
    душевной поворотливости принять поспешные рекомендации сомнительных заезжих
    греческих патриархов, за одно то, что они сохранили двуперстие, которым
    крестилась вся наша Церковь семь столетий, — мы обрекли их на гонения, вполне
    равные тем, какие отдали нам возместно атеисты в ленинско-сталинские времена, —
    и никогда не дрогнули наши сердца раскаянием! И сегодня в Сергиевом Посаде при
    стечении верующих идет вечная неумолчная служба над мощами преподобного Сергия
    Радонежского, — но богослужебные книги, по которым молился святой, мы сожгли на
    смоляных кострах как дьявольские. И это непоправимое гонение — самоуничтожение
    русского корня, русского духа, русской целости — продолжалось 250 лет (не 60,
    как сейчас) — и могло ли оно не отдаться ответным ударом всей России и всем
    нам? За эти столетия иные императоры склонны были прекратить гонения верных
    подданных — но высшие иерархи православной Церкви нашептывали и настаивали:
    гонения продолжать! 250 лет было отпущено нам для раскаяния, — а мы только и
    нашли в своем сердце: простить гонимых, простить им, как мы уничтожали их. Но и
    это был год, напомню, 1905-й — его цифры без объяснения сами горят, как
    валтасарова надпись на стене…
    Нашу самую древнюю ветвь я наблюдал в богослужениях и беседах менее года назад
    в московских храмах, — и я свидетельствую вам о ее поразительной стойкости в
    вере (и против государственного угнетения — много стойче нас!) и о таком
    сохранении русского облика, речи и духа, какого уже и сыскать нельзя нигде
    больше на территории Советского Союза. И то, что видели мои глаза и слышали
    уши, никогда не даст мне признать всемолимое объединение Русской Церкви
    законченным, пока мы не объединимся во взаимном прощении и с нашей самой
    исконной ветвью».

    Солженицын А. И. Третьему Собору Зарубежной Русской
    Церкви // Публицистика. Т. 1. Ярославль, 1995. С. 199