О возлиянии елея

Поиск

Предстоящие события

    Видеозаписи

    • Освященный Собор 2016 г.
    • Презентация сборника «Русское старообрядчество» в Доме русского зарубежья
    • «Россия и мир». Интервью митрополита Корнилия телеканалу СПАС

    После того как священник вложит в руку умер­шего прощальную грамоту, певцы
    поют от лица усопшего умилительную стихеру:

    Зряще мя безгласна и без
    дыхания предлежаща, восплачитеся о мне вси братие и друзи, сродницы и знаемии.
    Ибо во вчерашний день с вами глаголах, но внезапу ми прииде страшный час
    смертный. Но приидете ко мне любящии мя и лобзайте мя последним целованием. Не
    к тому бо с вами пойду, или собеседую прочее. К Судии бо гряду, идеже лицу
    приятия несть. Раб и владыка купно предстоят, царь и воин, богат и нищ, в чину
    равне. Кождо бо от своих дел или
    прославится, или осудится. Но молю вся и припадаю, о мне помолитеся ко
    Господу, да не сведуся по грехом моим в место мучения, но да учинит мя, идеже
    есть свет живота.

    Эти слова — каждый от своих дел или
    просла­вится, или осудится —
    да будут памятны нам всег­да. А нашим главным
    заветом в час исхода из жизни да станет прошение ко всем христианам — непрестанно
    молиться о нас.

    Если священник провожает тело до могилы сам, то эту стихеру надо петь уже
    на кладбище или под­ходя к нему. Но где такой возможности нет, погре­бение до
    конца служат в храме. Потребники XVII века о таком порядке ничего не говорят,
    но именно этот последний способ широко распростра­нился во времена гонений,
    когда старообрядческие священники не могли совершать никаких служб вне
    церковных стен. Также внутри храма часто совер­шают до сих пор и следующий
    обряд — возливание елея.

    Вложив в руку покойного лист с разрешитель­ной молитвой, священник
    разрывает нить, сбираю­щую наголовие савана, и спускает наголовие на лицо
    умершего. Убирает и покров, а полотно, сло­женное под ним вдвое, расправляет,
    закрывая тело с ног до головы. Теперь священник, встав справа от усопшего,
    крестообразно поливает его маслом, на­чиная от головы. Блаженный Симеон
    Солунский советует брать масло из алтаря; некоторые свя­щенники берут его от
    лампад седмисвещника. Если же петь погребение приходится в часовне или в
    простом доме, а масло из алтаря не припасено за­ранее, то можно взять его от
    любой лампады. Если умерший был соборован маслом, то его остат­ки
    предпочтительно выливать вместе с лампадным маслом.

    Но поливают маслом всех усопших, независимо от того, были они соборованы
    или нет. Св. Диони­сий Ареопагит толкует этот обряд следующим об­разом: «При
    Крещении помазание елеем воззывало крещаемого к священным подвигам, а теперь
    воз­лияние елея указывает на то, что усопший потру­дился в этих подвигах и
    достиг совершенства». Этот же смысл содержит в себе и псалом 23, кото­рый при
    этом священник должен читать, особенно такие его слова: Кто взыдет на гору Господню, или кто станет на месте святем Его?
    Неповинен рукама и чист сердцем, иже не прият на суе душу свою, и не клятся
    лестию искреннему своему. Сей приимет благословение от Господа…

    Поэтому псалом должен быть прочитан вслух весь до конца, как это указано в
    чинах иноческого и священниче­ского погребения. Дело в том, что в чине мирского
    погребения в этом месте для краткости приводятся лишь первые слова псалма,
    из-за чего многие свя­щенники их произнесением и ограничиваются. А это
    несколько затемняет само значение обряда.