Главная » К сведению » Погребение и поминовение усопших » О приготовлении тела к погребению

О приготовлении тела к погребению

Поиск

Предстоящие события

Видеозаписи

Теперь расскажем, как готовят тело умершего к положению во гроб. Если он
мирянин, то тело обмывают водой. В наше время это стало делом имущественно
пожилых женщин. Однако, по древнему церковному установлению, женщины должны
обмывать только женщину, а мужчины — мужчину, и к такому благообразию по
возможности надо стремиться и сейчас.

Покойника освобождают от всех одежд, подвязывают ему подбородок и, обратив
лицом к иконам, полагают на ровном и просторном месте — на широкой лавке или на
полу, где предварительно постелена ткань, впитывающая воду. Посуда для этого
используется глиняная или другая, легко разби­ваемая. Обмывание производят,
набирая губкой воду и протирая все части тела крестообразными движениями по три
раза. При этом и те, кто об­мывают, и все присутствующие троекратно произ­носят
молитву: Святыи Боже, Святыи Крепкий, Святыи Безсмертныи, помилуй нас.

Сначала обмываются лицо и вся голова, затем грудь и верхняя часть живота,
руки. Затем мерт­вого поворачивают на правый бок и омывают ему спину. После
этого очищаются места, откуда исхо­дит скверна, и, наконец, ноги.

Если же перед смертию умерший причащался Св. Тайн или соборовался, то
омывается только нижняя часть тела. Некоторые, по обычаю, срок для этого
устанавливают в три дня от причащения до смерти, но в богослужебных книгах
имеется ука­зание, что не обмывают умершего только в том случае, если он умер в
самый день принятия таин­ства.

Когда вода стечет и тело обсохнет, его перекла­дывают на чистую
простынь, а все оставшееся после обмывания, как и одежду, в которой человек
умер, полагается сжечь. Известны случаи, когда неко­торые злонамеренные,
наученные бесом, люди пытаются использовать влагу, оставшуюся после обмывания
мертвого, и прочие вещи для чародей­ства. Поэтому находящиеся в доме христиане
должны следить, чтобы вода была тщательно со­брана и вылита в пустом месте, вся
ветошь без остатка уничтожена, а посуда — разбита.