Главная » К сведению » Никола Пачежерцев. Мнение. Правота старообрядчества

Никола Пачежерцев. Мнение. Правота старообрядчества

Поиск

Предстоящие события

Ученый-старообрядец Никола Пачежерцев, студент заочного отделения Московского старообрядческого духовного училища РПСЦ рассказывает о том, как он стал христианином-старообрядцем и почему, а также делится интересными фактами о старообрядческом предпринимательстве.

Духовные ценности

Магистр истории Николай Пачежерцев в бытность свою старшим научным сотрудником Института гуманитарных исследований ТюмГУ и занимаясь исследованием в области сравнительного религиоведения избрал темой магистерской диссертации «Инакомыслие в становлении христианской церкви». К тому времени он, по его собственному признанию, «пришел к осознанию истинности старообрядчества как религиозного направления, которое и есть сохраненное русское православие, принятое Древней Русью в 988 году». Кстати, он принимал посильное участие в организации прихода в Тюмени в рамках юрисдикции Русской православной старообрядческой церкви (РПСЦ). Приход благословил епископ Новосибирский и всея Сибири Силуян.

Ученый-старообрядец Никола Пачежерцев

Об истинности старой веры по-научному и по праву родства

Мой собеседник рассказывает, что рос в семье, хоть и не со старообрядческими традициями, но с консервативным духом, потому что все его родственники уходят корнями в Исетский район – традиционное место жительства приверженцев старой веры.

«В частности, – говорит он, – троюродная сестра мамы, Костыгина Васса Семеновна, была коренной старообрядкой, имела много старых рукописных книг и твердо держалась старой веры. Она, как мне помнится, была сестрой Терентия Семеновича Мальцева, известного хлебороба и дважды Героя Социалистического Труда. В той же исетской стороне в селе Солобоево, в котором жили до 60-х годов прошлого века мои дедушка Иван Евтропьевич и бабушка Елена Ивановна, было четкое разделение на «мирских» и «двоедан». Так вот, мой дедушка мне говорил, что мы из «мирских». По традиции, сложившейся в сельской местности и характерной среди крестьян-старообрядцев, бабушка не разрешала меня фотографировать от момента рождения и до достижения почти трехлетнего возраста. Поэтому мои первые снимки и датируются соответственно».

Тем не менее осознанно, «по-научному» подошел к теме, только будучи студентом истфака Тюменского университета, а именно – в ходе археографических экспедиций после второго курса.

«Мы побывали в домах крестьян- старообрядцев в Исетском районе и в соседней Курганской области. Многие из них, в частности, в селе Солобоево, находили во мне схожесть с моим дедушкой Иваном Евтропьевичем, то есть, по сути, оказывались мне родственниками либо хорошо знавшими моих бабушку и дедушку. Сие обстоятельство почти сразу располагало к нам староверов и открывало двери в их дома, позволяло нам, студентам, вести необходимые археографические изыскания. К студенческому периоду относится мое знакомство с научными трудами исследователей старой веры новосибирской и екатеринбургской научных школ. Мое понимание правоты старообрядчества пришло тогда же, практически сразу, как только я окунулся в старообрядческое бытие, в изучение исторических источников. Вполне логичным было начать и изучение истории христианства с момента возникновения его как исторического явления». С дерзновением, свойственным юным, Николай Пачежерцев взялся за изучение исторического источника “Церковная история” первого официального церковного историка Евсевия Памфила (епископа Кесарийского) и в рамках изучения его церковной истории подготовил по окончании университета дипломную работу по теме «Церковная история» Евсевия Кесарийского как источник по истории раннего христианства», которую защитил на «отлично».

Предпринимательский опыт предков актуален и сегодня

Углубляясь в исследования, казалось бы, далекого прошлого, пытливый ум вдруг приходит к мысли: не такое уж оно и далекое, а опыт предпринимательства, явленный староверами, вполне актуален и может служить толчком в развитии России сегодня.

Напомним для начала известные исторические факты. С конца XVIII – начала XIX веков текстильная промышленность в России, как в Москве, так и на периферии, а также значительная часть хлеботоргового бизнеса и организация нижегородских и московских ярмарок были в руках старообрядцев. Эта социальная группа внесла значительный вклад не только в экономику, но и в культуру Российской империи. Наиболее известными своей деятельностью в этой сфере являлись династии Морозовых, Рябушинских, Гучковых, Солдатёнковых, Хлудовых, Коноваловых. Современный исследователь старообрядчества Д. Урушев также отмечает, что «к старообрядчеству принадлежали крупнейшие предприниматели, в чьих руках были сосредоточены основные промышленные и банковские капиталы страны. Имена многих у всех на слуху: текстильные фабриканты Морозовы, промышленники и финансисты Рябушинские, владельцы фарфорового производства Кузнецовы…». Дореволюционный историк старообрядчества И. Кириллов пишет, что «старообрядцы… благодаря своему трудолюбию и трезвости, своим экономическим благосостоянием выделялись из общей массы крестьянства», что, в конечном счете, приводило их на промышленные предприятия и казенные заводы Урала и Сибири в качестве наемных рабочих, управляющих и старост. И именно через старообрядческую систему ценностей, через старообрядческий социум получало сибирское крестьянство подготовку для дальнейшего обращения к другим сферам деятельности, в частности, к предпринимательству.

«Действительно, среди российских промышленников значительную часть составляли представители старообрядчества, – продолжает Н. Пачежерцев. – В частности, начиная с XVIII века они вкладывали свой потенциал в торговые отношения, поскольку Манифест Екатерины II от 1762 года, призывавший староверов вернуться из рассеяния на родину, а также ряд указов, улучшавших их положение, дал толчок к быстрому росту старообрядческих общин в России и активному участию их в развитии экономики страны. Исторически так сложилось, что старообрядчество являло собой некий закрытый социум, вектором развития которого явилось предпринимательство. Старообрядцы как подлинные христиане понимали, что их деятельность должна служить во благо народу, поскольку «коммерсант – не только тот, кто торгует без обмана и продукцией хорошего качества, но и тот, кто стремится учитывать подлинные потребности своих современников, а не использовать их легковерность и дурные наклонности. Он заводит новые производства и новый сервис, он изобретателен и эффективен в своей деятельности».

О представителях старой веры иногда говорят: мол, прижимистые, жадные.… Но можно сказать и по-другому. Мирской аскетизм, который выражается в хозяйственности, бережливости, неприхотливости и трудолюбии. Вот что, в частности, говорил по этому поводу российский предприниматель старообрядец Владимир Рябушинский: «Да, аскетизм есть и у нас, но он не постоянный, а периодический, связанный с постами». Таким образом, выстраивая свое экономическое благополучие, старообрядцы- коммерсанты исходили из несколько иных оснований, чем те, которые были заложены протестантизмом. В этом смысле традиционный российский производственный бизнес, практически полностью принадлежавший этому сообществу, вскормленный на старообрядческой этике предпринимательства, был характерен и для Западной Сибири. В частности, в Тюмени предпринимателем, воспитанным староверами, впитавшим их традиции и этические нормы поведения, был Николай Чукмалдин. Он, в частности, говорил, что «мы, люди имущие, обязаны, кроме заповеди, преподанной нам Спасителем мира, помогать бедным, поступаем как раз наоборот и не возвышаем голоса против существующей системы, помогающей богатому и забывающей бедного. Пора нам прислушаться к голосу нашей совести и сказать во всеуслышание корпоративно, что все налоги должны быть несены людьми имущими и что налогом прямым и косвенным должен быть обложен не бедняк и его насущные потребности, а капитал, крупный промысел и роскошь».

Возьми свой крест

Старообрядчество – мощный пласт российской духовной культуры. Благодарное дело – постигать его с рвением и благоговением. Так считает и тюменский старообрядец Николай Пачежерцев. По благословению священника отца Павла он поступил на заочное отделение Московского старообрядческого духовного училища РПСЦ в Москве. Весной студенты-заочники будут сдавать комплексный экзамен, который включает в себя знание Устава Церковной службы, знаменное пение, а также историю старообрядчества и ещё ряд предметов. После получения дипломов – дальнейшее служение в избранной духовной сфере в качестве уставщиков либо преподавателей воскресных школ в старообрядческих общинах по месту жительства. Собеседник говорит, что для него в зимнюю сессию знаковой была встреча в Москве с писателем-старообрядцем Димитрием Урушевым, который подарил тюменцу свою книгу «Звезда Альтаир» (художественное осмысление феномена старообрядчества). А несколько лет назад он познакомился с писателем заочно, прочитав его книгу «Возьми свой крест»…

Источник: http://tyum-pravda.ru/