Главная » История » М.Н. Волоскова. Преподобный Дионисий Радонежский в русской истории и культуре 

М.Н. Волоскова. Преподобный Дионисий Радонежский в русской истории и культуре 

Поиск

Предстоящие события

    Преподобный Дионисий Радонежский родился около 1570 г. в Тверском крае, в городе Ржеве. При крещении его нарекли Давыдом. Неподалеку от города Кашина было село (в настоящее время деревня) Зобнино. Возможно, родители Давыда — Феодор и Иулиания — были родом из этого села, от названия которого и получили свою фамилию —Зобниновские. Когда Давыд был еще ребенком, семья перебралась в городок Старицу, здесь его отец стал старейшиной ямской слободы.

    Преподобный Дионисий Радонежский

    Будучи отроком, Давыд был добр, кроток, часто читал поучительную богословскую литературу, был смиренным и сердечно простым, что обычно не свойственно юношам его возраста. Он чурался детских игр, с прилежанием относился к молитве, посту, чтению богодухновенных книг, имел страх Божий, отличался добродетелью. Духовным отцом юного Давыда являлся священник по имени Григорий, он очень удивлялся добродетельной жизни своего духовного чада. Отец Григорий неоднократно приводил Давыда в пример не только его сверстникам, но и людям гораздо старше. Многие ребята обижали отрока, иногда даже били его из-за того, что он отказывался проводить время в играх. Давыд же со смирением воспринимал обиды от сверстников, уповая на Бога.

    Когда Давыд стал совершеннолетним, по настоянию родителей, хотя и против своего собственного стремления, ему положено было жениться. В жены он себе взял девицу Вассу. Совсем скоро у молодых появились на свет два сына — Кузьма и Василий.

    За весьма благочестивую жизнь Давыд оказался достойным принять священный сан и был поставлен на служение в храм Богоявления в селе Ильинском, который принадлежал Свято-Успенскому монастырю и находился в 12 верстах от города. К Богоявленскому приходу относились 22 деревни и 11 пустошей. Спустя семь лет жизни умерли Васса и сыновья Кузьма и Василий.

    Служение в Свято-Успенском монастыре

    Потеря жены и детей стала тяжелым испытанием для Давыда. Он решился принять иноческий постриг. Это совершилось в Успенском монастыре г. Старицы. Давыд взял себе в иночестве имя Дионисий.

    «Его лицо было красивым, роста он был высокого, борода его была длиной по пояс и весьма широкая, чтение и пение им молитв увлекало тех, кто слушал его, он был кротким и милостивым, терпеливым и прилежным в исполнении своих обязанностей» [1, с. 21].

    Новопостриженный инок с великим рвением читал книги. Время, отведенное на отдых, Дионисий посвящал чтению душеполезной литературы.  «Благочестивое житие, добродетели, хорошее знание хода богослужения инока заметил архимандрит старицкой обители Пимен» [2, с. 87]. В 1605 г. Дионисий был поставлен архимандритом Свято-Успенского монастыря в г. Старице.

    Начало XVII в. для Русского государства оказалось сложным периодом: накалялись разногласия между царем Борисом Годуновым и высшей знатью — боярами и дворянами. Неспокойным было положение и в народной среде: на Дону ряды казаков пополнялись беглыми крестьянами, и при каждой попытке государства стеснить казачью вольницу, эта сила была готова взорваться.

    Общественное недовольство, распри и отсутствие единства усугублялись природными катаклизмами. Дождливое лето 1601 г. привело к неурожаю. В грядущем году крестьянам нечем было засевать поля. Наступил голод. В народной массе появилась убежденность, будто правление Бориса Годунова не благословил Бог, раз с его воцарением Россию постигла такая беда.

    Народная вера в богоизбранность наместника царского престола, который, прежде всего, являлся «добрым царем», наряду с переломным периодом в феодальном сословии содействовали удаче движения повстанцев. Появление Лжедмитрия I на московском престоле не способствовало разрешению злободневных общественных разногласий, которые усилились в народе.

    Смутный период для России в целом оказался трудным для Старицы и насельников Успенской обители города. В начале 1609 г. «тушинскому вору» была уже подвластна весьма большая территория. Старичане не подчинились самозванцу. Сначала был взят город-крепость Зубцов, а затем ночью войско грабителей оказалось под Старицей.
    В темное время, убив часовых, войско самозванца вошло в город. Застигнутые врасплох, горожане опешили, а после недолговременного отпора жители Старицы разбежались и попрятались в церквах, где были уничтожены, город же был разграблен и сожжен.

    Весьма продолжительный период Старица была под властью поляков, и только согласно Столбовскому миру 1617 г. была возвращена России. О разорении поляками Свято-Успенского монастыря в Старице сведения отсутствуют. Также ничего неизвестно о судьбе иноков монастыря.  Архивные документы монастыря были обнаружены в Москве. Возможно, архимандрит Дионисий вкупе со спасшимися насельниками обители смог вынести часть архива из Свято-Успенской обители [3, с. 8].

    Свято-Успенский монастырь в Старице

    Дионисий — архимандрит Троице-Сергиевой лавры 

    3 октября 1608 г. началась осада Троице-Сергиевой Лавры, которая окончилась лишь 12 января 1610 года.  В 1610 г. по благословению патриарха Гермогена архимандрит Дионисий стал настоятелем Троице-Сергиевой лавры, которая еще не возродилась после нападения польских войск, ей требовался хороший устроитель.
    Архимандриту Дионисию предстояло совершить великие труды, вкупе с келарем Авраамием Палицыным, по спасению не только монастыря, но и всего царства, пребывая в молении и постничестве [4, с. 34].

    Весьма тяжелый это был период для Русского государства — этот временной отрезок русский народ назвал «лихолетьем». Москва находилась в руках польских войск.
    Шайки поляков и казаков свирепствовали в Москве. Сотни русских людей, изнемогавших от голода и холода, стремились к Сергиеву монастырю как к оплоту спасения. Кто-то из них был с ожогами, другой — побитый. На дорогах лежали раненые, у кого-то из них была вырезана кожа, а у кого-то — отрублены конечности, у других — выжженные места на коже. Искалеченные жители бежали к Троицкому монастырю. Вся лавра была наполнена изуродованными, умирающими от голода и ранений, они лежали не только в обители, но и в слободах, селах, на дорогах, так что было тяжело всех исповедать и причастить.

    Чтобы помочь раненым, архимандрит Дионисий использовал монастырскую казну. Иноки обители сочувствовали израненным, помогая всем, чем могли. Как известно, одна из главных добродетелей — любовь к ближнему в любые времена способна творить чудеса; а тем более в трудные периоды для отечества необходимо оказывать помощь всем нуждающимся.

    Дионисий подбадривал монахов, что от большой осады Бог спас по молитвам Богородицы и святых угодников, иноки прониклись мудрым словом Дионисия. Архимандрит молил их проявить милость свою. Москва осаждена, литовцы в стране, в обителях немало людей, немного воинов, но и они умирают от глада, ранений, болезней. Дионисий велел всю пищу, которая была в монастыре, отдавать раненым, а самим монахам питаться хлебом и водой. Архимандрит Дионисий посылал иноков и монастырских служителей, чтобы те привозили в обитель раненых, здесь их принимались лечить. На средства из монастырской казны началось строительство деревянных домов для тех, кто был ранен и кому некуда было идти.
    Воинов было поручено лечить лучшей доброй братской пищей. В этот период по молитвам архимандрита Дионисия умножилась мука, для того чтобы печь хлеб. И это было сотворено, как считала братия, ради преподобного чудотворца Сергия Радонежского.

    Иноки бывали в ближайших селениях, где по велению Дионисия собирали умерших, чтобы совершить над ними христианское погребение. Так, за тридцать недель было найдено более трех тысяч умерших. Ежедневно совершались несколько погребений. В одну могилу клали до пятнадцати человек. И так продолжалось полтора года.
    Архимандрит благословил, чтобы при обретении мертвого человека, сразу же для него находили одеяние для погребения. Было поручено ездить с осмотром по лесам, чтобы звери не съели пострадавших. Одежду умерших отдавали нуждающимся. При монастыре работали женщины, которые стирали и шили одежду для нищих и погибших.
    Инок Дорофей, бывший келейником Дионисия, денно и нощно раздавал от него болящим и искалеченным одежду и денежные средства. Эту помощь Троицкая обитель предоставляла весь период, пока отечество вело борьбу с польскими войсками. Как сообщает келарь Симон, за этот период тех, кто умер, было больше семи тысяч, а многие выжившие остались в обители помогать.

    В 1611–1612 гг. в лавре писари переписывали послания Дионисия и его келаря Авраамия Палицына. Эти письменные воззвания отправлялись в Рязанскую, Пермскую, Ярославскую земли, князю Дмитрию Пожарскому и Кузьме Минину — в Нижегородскую землю, в Понизовские города — князю Дмитрию Трубецкому, и под Москву, и в Казань — к строителю Амфилохию.

    С этими грамотами лаврские служители посещали разные города и веси России. Дионисиевские воззвания давали надежду и бодрость. Как известно, с особым воодушевлением были встречены грамоты в Нижнем Новгороде. В этом городе защищать русскую землю принялся Кузьма Минин. Тут сформировалось ополчение под командованием князя Дмитрия Пожарского. Его войско, состоявшее из добровольцев, бросилось защищать осажденную Москву. Внял Бог молитве своего подвижника, который день и ночь взывал к Нему, молил о прекращении кровавых междоусобиц и о возвращении мирного времени.

    Как только князь Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин с ополченцами подошли к Москве, оказавшись у Троице-Сергиева монастыря, архимандрит Дионисий отслужил молебствие и проводил все войско на гору, которую называют Волкуша, где он всех осенил крестом, а священнослужители окропили святой водой. Настолько высок в иноческом подвиге был Дионисий, что через молитву он получил от Бога дар чудотворения. Однако подвижник тщательно скрывал от людей это дарование. Великие моления Дионисия спасали князя от опасностей во времена Смуты. Князь отправился из Троицкой обители для совершения великого дела, а келаря Авраамия Дионисий благословил неотлучно быть при войске, где Авраамий был значим не менее князя Дмитрия Пожарского и Минина. Имея писательский талант, Авраамий оставил потомкам свидетельства о жизни и великих подвигах преподобного Дионисия, обладавшего даром миротворца, способностью убеждать добрым словом. Пожарский и Трубецкой, объединившись под Москвой, стали враждовать, но Дионисий увещевал их, напоминая о христианской любви и мире. Польские войска находились в Кремле и Китай-городе, а между тем появлялось недовольство между казаками, которые возмущались своей бедностью и богатством начальствующих и были готовы совершить убийства и разойтись.

    Однако вскоре был взят Китай-город, а затем сдался и Кремль. Бог избавил от врагов. С великоторжественным пением вступил архимандрит Дионисий и весь священный собор в храм Успения и сильно скорбел, видя мерзость запустения. Совсем скоро произошло избрание Михаила Романова, на котором присутствовали архимандрит и келарь. Авраамий сообщил об этом людям с Лобного места и сам в числе почтенных послов ходил приглашать Михаила Романова на царство. Он умолял его променять тишину Ипатьевской обители на престол, колеблемый всеми ужасами войны и внутренних смятений. Когда ж юный царь согласился, то на своем пути к столице усердно припал к раке преподобного Сергия, и архимандрит Дионисий благословил Михаила на царство.

    Кроме непрестанной молитвы и подвигов для спасения России, Дионисий смог возродить и Троице-Сергиеву лавру, которая была вверена ему. Крепостные сооружения вокруг обители находились в полуразрушенном состоянии после сражений; иноческие кельи тоже были значительно повреждены, здания были разоренными, а работники разбежались кто куда. По просьбе Дионисия царь выдал грамоты, подтверждавшие права монастыря и велел крестьянам возвратиться на свои места. Благодаря деятельности настоятеля обитель была восстановлена.

    Троице-Сергиева лавра

    Архимандрит Дионисий по царскому повелению занимался исправлением Требника. Работа по выполнению царского распоряжения заняла полтора года. Вместе со старцами Арсением Глухим, Антонием Крыловым и Иоанном Наседкой архимандрит исправил и существенно расширил текст Требника по сравнению с последним изданием, вышедшим в 1602 г. Кроме того, ученые иноки выправили тексты и других богослужебных книг — Триоди цветной, Октоиха, Общей минеи. Однако Дионисия обвинили в ереси и отправили в заточение. А главными обвинителями угодника Божия были свои же троицкие иноки: головщик Логин и уставщик Филарет, люди невежественные, крайне дерзкие. Уставщик Филарет иночествовал в обители более пятидесяти лет, но высказывал еретические суждения. Дерзость этих двух иноков все усиливалась: не боясь Божьего гнева, они могли во время совершения богослужения вырвать из рук архимандрита книги. Однажды на службу пришло мало певчих, и Дионисий, сойдя с клироса, хотел читать молитву. Логин же кинулся к нему и вырвал из его рук книгу, а аналой опрокинул с большим шумом. Дионисий только перекрестился и молча сел на клиросе.

    После всех искушений, которые архимандрит Дионисий претерпел ради сохранения чистоты и незыблемости церковных канонов, во времена мира, на время воцарившегося в России, в 1619 г. патриарх Иерусалимский Феофан, который был прислан вселенскими святителями для поддержания православной веры на Руси, пришел поклониться великому чудотворцу Сергию и подивиться подвигам защитников лавры. Иерусалимский патриарх предложил патриарху Филарету, который возвратился из польского плена, облегчить положение Дионисия и в его оправдание указал на греческий требник. Дионисий был освобожден из темницы. Патриарх неоднократно слышал о Троицком монастыре, как в период Смуты обитель была местом, где пострадавшие люди могли найти спасение. Он хотел видеть великого хранителя этого места, Сергия Радонежского, чудотворца.

    По пришествии в монастырь архимандрит Дионисий почтил память преподобного великой честью, затем со многими церковнослужителями ступил за пределы обители, на встречу с народом. Ранним утром патриарх отслужил божественную литургию. По окончании молебна он окропил святой водой иконы Святой Живоначальной Троицы и Пресвятой Владычицы нашей Богородицы, а затем подошел к святым мощам преподобного Сергия, повелел архимандриту Дионисию открыть лик чудотворца. С великим трепетом он сделал это, и были открыты нетленные мощи преподобного.

    После божественной службы архимандрит Дионисий просил патриарха и пришедших с ним из Иерусалима отдохнуть, и на братской трапезе ему была воздана хвала, как московским князьям, когда они бывают на поклонении в праздничные дни, торжественная трапеза сопровождалась пением. Патриарх Феофан за братской трапезой не ел, а только плакал. Он обратился к Дионисию и инокам, чтобы они не печалились о его слезах, потому что сердце его пребывает в веселии. Удивительной была беседа патриарха Феофана с теми, кто защищал Троицкую обитель, кто подвизался в период ее ожесточенной осады. Феофану представили больше двадцати монахов, первого из них звали Афанасием Ощериным, он был уже старым, седым. Владыка спрашивал у него, он ли был на войне и руководил воинами-мучениками и чего более хотелось бы ему: творить иноческое правило или совершать подвиги? Инок Афанасий отвечал, поклонившись владыке: любое делание и поступок в свое время познается, у вас, священства, есть Богом данная власть прощать и вязать, а у других ее нет, все, что делаю и сделал — в послушании. Инок обнажил свою седую главу и сказал с поклоном: известно тебе будет, владыка, это подпись латинян на моей голове от оружия; еще же и в лядвиях моих шесть памятей свинцовых находятся; а в келье сидя, в молитвах, как можно найти было таких пособников к воздыханию и стенанию? А это все есть не наша воля, а тех, кто послал нас на Божию службу. Патриарх, выслушав ответ, понял, что в иноке Афанасии преобладает дух иноческого благочестия, кротости, милости, прилежания. Он облобызал его и других иноков-защитников и с архипастырским благословением отпустил, воздав похвалу.

    Затем владыка повелел отслужить молебен Пресвятой Троице и, помолившись у святых икон, приступил к раке преподобного Сергия Радонежского чудотворца, сняв с себя клобук, подложил под плесна его со многими слезами, прислонившись с молитвой к раке. Дионисию он повелел молиться без клобука, преклонив голову, и, взяв свой клобук из-под ног чудотворца, поцеловал и дал целовать архимандриту, возложил руку на его главу. Архидиакон возгласил: «Вонмем», а архимандрит Синайской горы трижды: «Кирие элеисон».
    Вся жизнь Дионисия была жизнью истинного Божия подвижника. Большую часть времени он проводил в молитве. Дионисий молился все службы. Кроме этого каждый день служил шесть–восемь молебнов.

    По благословению архимандрита Дионисия и при его собственноручной редакции рукописей был составлен сборник Четьих Миней. При нем в обители трудились 30 иеромонахов и 15 иеродиаконов, а на клиросах пели до 30 певцов. Каждую утреню сам архимандрит обходил всю церковь со свечой в руках, чтобы проверить, не пропускает ли кто богослужение. Если он замечал, что кто-то отсутствует, то тотчас посыл за ним. Но если какой инок был болен, то Дионисий заботился о нем, как духовно, так и телесно. Являя собой образец смирения, мудрости, он убедил братию в необходимости равенства между собой, а его духовные подвиги служили примером для иноков. Обращаясь к братии, Дионисий всегда был кроток, приветлив, терпелив и добр. Он всеми своими делами и помыслами старался подражать основателю монастыря преподобному Сергию.

    Среди учеников Дионисия был некий инок Дорофей, прозванный «великим трудником». Келарь Симон Азарьин пишет о нем, что тот был благочестив и крепок верой, одновременно справлялся с должностью пономаря в Никольской церкви, канонарха и книгохранителя. Также инок Дорофей писал книги. Его иноческое правило было весьма строгим. Он каждый день молился полностью Псалтырь и клал около тысячи земных поклонов. Сон его был непродолжителен. В качестве пищи инок употреблял лишь кусочек хлеба и ложку толокна, и то не ежедневно. Только по настоянию архимандрита он стал есть хлеб с квасом.

    Когда приблизился смертный час архимандрита Дионисия, как свидетельствуют монахи, он, будучи болен, накануне своей смерти служил в церкви литургию, и даже в смертный день молился в храме, стараясь никоим образом не уменьшить своего подвига.

    В самый благовест вечерни встал он и, надев клобук и мантию, хотел идти в церковь, но, чувствуя конечное изнеможение, стал просить себе схимы. Уже едва мог Дионисий стоять от болезни и сел на постель прежде, нежели были довершены последние молитвы. Некоторых из братии он успел благословить и, перекрестив лице свое, лег, закрыл глаза, сложил крестообразно руки свои и предал чистую душу свою в руки Господни. Когда его тело положили во гроб, лицо его было благолепно и чисто, в ту минуту многие из иконописцев, ради любви, списали благолепие его лица, чтобы такой блаженный муж у всех в памяти вечной пребывал. Сам патриарх Филарет совершил отпевание архимандрита Дионисия, для чего его мощи и были перевезены в Москву, в Богоявленский монастырь, а потом возвращены в лавру для погребения. Так закончился земной путь великого подвижника, молитвенника, защитника Троице-Сергиевой лавры в годы Смуты. День памяти преподобного Дионисия 25 мая по новому стилю.

    Марина Николаевна Волоскова, культуролог, член СЖР 

    1. Преподобный Дионисий Радонежский. Житие. Повествование о чудесах преподобного Дионисия. Сергиев-Посад: Троице-Сергиева лавра, 2011. С. 21.
    2. Шитков А.В. Место, Богородицей избранное. Старица, 2013. С. 87.
    3. Шитков А.В. Где пустеют храмы, пустеют и души (Судьба Старицкого Свято-Успенского монастыря). М., 2003. С. 8.
    4. Там же. С. 34.