Главная » История » Краткая история старообрядчества » Двуперстие и троеперстие

Двуперстие и троеперстие

Поиск

Предстоящие события

Видеозаписи

  • Новостной сюжет телеканала «Мир» о визите президента на Рогожское
  • Визит президента России Владимира Путина в Рогожский духовный центр
  • Праздник святых Жен-Мироносиц на Рогожском. 2017 г.

Поскольку самым известным примером реформ Никона является пе­ремена перстосложения, остановимся на этом вопросе. Русская Церковь до Никона творила крестное знамение двуперстием: три пальца (большой и два последних) складывали во имя Святой Троицы, а два (указательный и великосредний) во имя двух естеств во Христе — Божеского и человеческого. Так складывать пальцы для выражения главных истин правосла­вной веры учила и древняя Церковь.

 Двуперстие сохранилось с апостольских времен. Его изображение мы находим на мозаиках римских храмов: образ Благовещения в Усыпальнице св. Прискилы (III в.), изображение Чудесного лова в церкви св. Аполлинария (IV в.) и т. д. В русских же источниках, не говоря уж о безчисленных иконописных изображениях, двуперстие ясно видно на грамотах, которыми обменялись великий князь тверской св. Михаил с новгородским архиепископом и со всем Новым Городом о взаимном вспоможении против общих неприятелей (1295-1302 год).

 Двуперстие изображено также и на печатях, которыми скреплены грамоты великих князей Иоанна Иоанновича (1356 год), Василия Иоанновича (1523 год) и первого из Романовых — Михаила Феодоровича (1613 год). Вместо двуперстия было приказано знаменоваться троеперстием: складывать первых три перста во имя св. Троицы, а два послед­них иметь «праздными», то есть ничего ими не изображать. В народе говорили: новый патриарх упразднил Христа.

 Троеперстие на Руси было явным новшеством, которое относительно поздно появилось у греков, они же привезли его и на Украину. Ни один святой отец и ни один древний собор не свидетельствуют о троеперстии. В иконографии не было традиции его изображения. Поэтому русские люди опасались его принимать. Мало того, что троеперстие как сим­вол оказалось гораздо менее выра­зительно, в нем еще содержалась и грубая неточность выражения: ибо если мы положим на себя знамение креста, изображая его тремя перста­ми, то получится, будто мы исповеду­ем, что св. Троица была распята на кресте, а не Одно из трех лиц Ее — Исус Христос по своему человечеству.

 Воспользо­вавшись прибытием в Москву антиохийского патриарха Макария и других иерархов с Востока, Никон предло­жил им высказаться в пользу нового перстосложения. Они написали сле­дующее: «Предание прияхом с начала веры от святых апостол и святых отец, и святых седми соборов творити знамение честнаго креста тремя первыми перстами десныя руки. И кто т христиан православных не творит крест тако, по преданию восточныя церкви, еже держа с начала веры даже до днесь, есть еретик и подражатель арменов. И сего ради имамы его отлучена от Отца и Сына и Св. Духа и проклята».

 Таковое страшное осуждение сна­чала было провозглашено в присутствии множества народа, затем изложено письменно и напечатано в изданной Никоном книге «Скрижаль». Как гром среди ясного неба были для русского народа эти безрассудные проклятия и отлучения. Русский благочестивый народ не мог согласиться с таким крайне несправедливым осуждением, провозглашенным Никоном и его единомышленниками — греческими архиереями, тем более что они говорили явную неправду, будто бы и апостолы, и св. отцы установили троеперстие. Но Никон не остановился и на этом.

 В книге «Скрижаль», которую собор 1666-1667 годов, несмотря на осуждение Никона, ее вдохновителя и заказчика, велел «держать в великой чести», к только что приведенным хулам были добавлены новые осуждения. Дошло до того, что патриарх и его ближайшие сподвижники злословили двуперстие как якобы заключающее в себе страшные «ереси и нечестие» древних еретиков, осужденных вселенскими соборами (ариан и несториан). В той же «Скрижали» преданы проклятию и анафеме православные христиане и за то, что исповедуют в символе веры Духа Святого Истинным.